Главная >> Система Рэйки
 

По углям - босиком. Семинар "Углехождение"

Печать
АвторAdministrator  

С тех пор, как вышли из "подполья" колдуны, маги, экстрасенсы, контактеры и прочая "неформальная братия", - эта тема на страницах газет стала исключительно популярной. Читатели, в силу нашей извечной склонности к максимализму и крайностям, относятся к ней в основном двояко. Одни сразу отрицают все таинственное и неопознанное как "мракобесие и поповщину". Другие, наоборот, склонны слепо верить в любые чудеса, даже самые явные несуразицы, бегают на сеансы целителей, теряют способность критически осмысливать информацию, не замечая, как теряют самое ценное в себе - внутреннюю свободу, попадая в зависимость от других (не всегда, кстати, кристально чистых душой) людей.

Материал, который мы решили предложить Вашему вниманию, интересен именно тем, что в нем предлагается "третий путь". Автор - николаевская журналистка Марина Юлюгина - участвовала в семинаре, ставящем целью помочь человеку выявить свои внутренние ресурсы, научиться владеть собой, обучить основам психогигиены, психоэнергетики и эмпатического воздействия - т. е. Вполне реальным вещам, которые непосвященным могут казаться чудесами. Эти заметки интересны именно тем, что автор - не экстрасенс, не психолог, не медик, а обыкновенный "как все" человек. Искренне и последовательно, как говорится "изнутри"раскрывает она состояние человека, ставшего учеником в подготовительном классе "школы кудесников" и с каждым часом обнаруживающего, открывающего в себе - таком, казалось бы знакомом, по словам поэта "заученном вхруст", - все новые и новые качества способности, возможности, выходы к людям, миру, Космосу.

В. Пучков.

 

КОГДА РАЗРЫВАЕТСЯ ПОРОЧНЫЙ КРУГ

    

На базе спортивного комплекса "Радсан" прошел 10 - дневный интенсивный обучающий психотренинговый семинар первого уровня для руководителей, специалистов предприятия и работников общественно - политических структур "Основы психогигиены психоэнергетики и эмпатического взаимодействия". Организаторами и спонсорами семинара стали: Международный центр научной культуры и всемирная лаборатория (г. Лозанна) Швейцария). Институт научных инноваций (г.Киев), особое конструкторской бюро "Ритм" (г. Таганрог), МН "Перспективные исследования и разработки" (г. Киенв), МН "НиМФа" (г. Николаев).

Где, когда, в какой юдоли
Круг порочный разорвется?
Побледневшие от боли
Мы вздохнем и засмеемся.

Эти строки я услышала от подруги Лены Камповой, нашедшей их еще почти десятилетие назад. Вопрос был крайне риторическим...

Все эти годы "круг" то сжимался, давая возможность покрутить шеей, то прижимал к самому горлу - этот синдром взаимного напряжения, создавшийся общественными и сугубо личными проблемами, набирал свою силу. Тогда оставалось одно - упрямо твердить: где? когда? И какой юдоли? Круг? Порочный? Будто и это упорное долбление непробиваемой породы, уходили хоть какие - то капли отчаяния...

Как странно мне самой писать это в прошедшем времени. И как страшно глядеть на себя нынешнюю из того времени. Но какого "того времени" и когда оно закончилось? Неужели еще в середине апреля все это было для меня в самом, что ни на есть настоящем? Тоска, боязнь всего и вся, какая-то усталая равнодушная уверенность, что все равно из порочного круга не вырваться, раздраженность. То апатия - на недели, то всплески кратковременного веселья на грани истерики, то "маничка ведичкина" в подружках, то катастрофическое ощущение собственной ущербности и - сплошное, как стена без края, непонимание. И еще - желание, чтобы никто, ничего не заметил. Закопать, спрятать поглубже, свить потуже веревками запихнуть! Никому это к черту не нужно (как впрочем, если честно, не нужны и тебе - другие) - покореженная, обделенная людьми и самой собой душа и ее болью, муками и пороками. Выполняй свои функции - домашние, и социальные, - и помалкивай, какая ты там на самом деле, ты нам нужна только хорошая ( как впрочем если честно и тебе нужны только хорошие для тебя), а "что такое хорошо", для тебя и для нас, мы и сами знаем, это ты с жиру бесишься. И возникло то злорадство - "ага провела, не заметили!", - то досада: "надо же вырвалось", - а за досадой - на себя, на людей за то, что видели в "неглиже", новый виток напряженности - и новый срыв.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. ДЕНЬ ПОСЛЕДНИЙ. Я так привыкла к этому состоянию, что уже не ощущала его как что - то нехорошее, оно было для меня нормальным , настолько, что в первый день семинара мы заполнили анкеты психологических тестов, я безмятежно ставила "плюсы" и "минусы", даже не подозревала, что по таким основным шкалам, как "псиротизм, психотизм, депрессия" у меня будут одни из самых высоких показателей в группе - до 100 или около того процентов! Высоким был и показатель личностной тревожности по тесту Спилберга Х...

Нам показали результаты двух психологических срезов (первого и последнего дней семинара) только накануне отъезда. Снижение по всем этим шкалам было очень значительным - на 50 и более процентов. То же самое происходило почти со всеми - все зависило от того, как кто включился в семинар, как работал. Кстати показатели шкал "общительность", "сенситивность" у многих повысились.

И дело ведь не просто в отдельных шкалах - меняется мироощущение человека. Спросите с недоверием: как это может произойти за какие - то 10 дней? Я отвечу - не знаю. Не знаю, как об этом написать. Потому, что "умственные" знания можно передать с помощью напечатанных слов, но есть еще язык ощущений, а именно его мы нарабатывали на семинаре. Потому, что есть то, что может быть передано только из уст в уста, из глаз в глаза, из души в душу. Потому, что при слове "лимон" появляется кислый вкус во рту, он появляется у того, кто хоть раз в жизни этот самый лимон попробовал.

И ОПЯТЬ С НАЧАЛА С чего начать, если все было так переплетено? Из этого клубка торчит только один маленький хвостик, за который можно, пожалуй, тянуть беспрепятственно - первые часы первого дня, когда мы еще не включились в работу, и всех одолевало любопытство, что там будет? Что нас ждет?

Нам показали видеофильм об одном из предыдущих семинаров. Если и прояснилось, что нам предстоит, то на йоту: танцуют люди в хороводе и так просто, с закрытыми или открытыми глазами, бегают паровозиком, кричат неистово "нет", когда инструктор дерет горло "да!", завернутые в одеяла дышат, как скаженные, после этого рассказывают разные "страсти мордасти", кто чего видел, да слышал.

И вместо того, чтобы рассказать, что нас ждет, ведущий психолог Лена Тытарь неожиданно спросила:

- А чего вы, собственно, ожидаете?

Оказалось одним это (что это?), нужно для работы, другим - для общего развития ( понять к примеру , что такое "человек"?), третьим - сказали что будет сауна и бассейн, вот и приехали отдохнуть, четвертые надеются разрешить свои личные проблемы. Я самоуверенно заявила, что приехала о семинаре написать. В ответ мне сказали примерно следующее: "Попробуйте прожить, а потом проанализировать".

ЧТО ЖЕ ЭТО БЫЛО? Так, что же было на семинаре, и как это вышло, что за полторы недели почти все участники вышли оттуда новыми? Прежде, чем вернуться к этому вопросу я должна сказать следующее.

Первое. Заранее прошу прощения у всех семинаристов за столь исключительное внимание к собственной персоне. Легче писать на основе своих ощущений. А о других я, как смогу напишу.

Второе. Прекрасно понимаю, что если бы каждый из полусотни людей - ни инструкторов и семинаристов - написал бы свой материал, это было бы полсотни разных семинаров. Я знаю, точно, что три, по крайней мере, человека, по разным причинам получили от семинара меньше, чем ожидали.

Третье - в основном для читателя. Может быть кого - то шокирует моя откровенность, кто - то, наоборот, будет недоволен недовысказанностью - ничего не поделать, не самоубийца же я, чтобы все о себе написать, это не художественная литература, где можно прикрыться вымыслом и сказать: это не я, это мой герой. Кто - то скажет: чушь, самообман, нарушения психики. Не торопитесь вешать ярлыки, не торопитесь с выводами. Среди нас, особенно среди мужчин солидного возраста и положения, тоже были скептики. Теперь более активных сторонников, чем они, не найдешь. Конечно, если для вас, все выходящее за рамки представлений унылого вульгарного материализма, есть проявление ненормального, если вы считаете, что яркие картины, непривычные поначалу ощущения, чувства, звуки могут посещать лишь "сдвинутых", что ж, остается только взгрустнуть - вам никогда не выйти за тот предел, который установил вам социум.

Тут можно сказать только одно: ни у кого из нас "крыша не поехала", все 40 человек - врачи, инженеры, предприниматели, преподаватели - как работали на своих местах, так и работают. И еще: то, чем мы занимались, доступно всем, нас никто не отбирал по способностям.

Трудность ответа на вопрос, поставленный мною самой не только в том, что на нашем обыденном языке не передать "языка ощущений", но и в том, что не знаешь с чего начать. Ведь на семинаре все было значимым - и его атмосфера, и инструктора, и их методики, а в методиках - все их составляющие, и мы, семинаристы, все вместе и каждый в отдельности.

Но начну, пожалуй, с того, что сказал мне инструктор Валера Сербин.

- Чему мы вас тут учим? Не манипулировать же друг другом и собой! - говорил он, когда я жаловалась, что у меня не получается работа в экспертно - операторском режиме (об этом - позже).

- Эмпатии мы учим! Пониманию - себя, другого, внешней среды...

На этом - эмпатии с симпатией, то есть понимании без слов и принятии, - замыкалось все, чем мы занимались: медитативный бег, китайские гимнастики Ци - гун и Тай - цзицюань, аутогенная тренировка, "личностная дистанция", работа с чакрами, различные виды медитаций, сессии пневмокатарсиса, работа с вниманием и образами, с тремя зонами осознания, танцевальная терапия, самомасаж, каталепсия ("одеревенение"), хождение по углям, теоретические лекции о структуре личности по Юнгу, о чакрах, по соционике и основам астрологии, индивидуальные психологические консультации ( на обыденном языке - беседы по душам с нашими инструкторами) - с 7-45 утра до 10, а то и до 11 часов вечера с небольшими перерывами.

Все методики связывались с одним - пусть простят меня за высокий слог - удивительной атмосферой семинара. Столько доверия, доброты, соучастия друг в друге, любви между людьми, я в своей жизни еще никогда не видела. И все это происходило с нами - обычными советскими людьми. Как оно получалось - одному Богу известно. Конечно, изначально это шло от инструкторов (о них тоже - чуть позже). Потом стали подключаться и семинаристы. С каждым днем духа открытости, сердечности становилось больше. Сравнить нас, какие мы приехали (смотрели себя потом по видео, обхохатывались - такие у всех были хмурые, недоверчивые физиономии), и в конце - земля и небо. Если бы каждый день на семинаре появлялись новые люди, они все меньше и меньше могли бы нас понимать, даже глядя со стороны, или слушая наши разговоры, - слишком уж это необычно для нашего общества, такое вольное, веселое, духовное братство не отдыхающих, а работающих (пусть и в несколько ином смысле) людей разных возрастов, профессий и социальных статусов. На языке инструкторов это называлось, по-моему, "создание общего энергетического поля". Пусть называют, как хотят - мне плакать хотелось на третий день от любого доброго слова и улыбки, обращенных, ко мне просто так. Все вздрагивала поначалу (как кошка бросалась, сказали мне потом семинаристы), ожидала подвоха: сейчас врежут, двинут, осмеют. Когда с этого сошла, посмотрела на людей другими глазами и увидела: вот это улыбаются - мне что ли? И говорят тепло - и это тоже мне? И принимают - меня? Хотя я впервые за 15 лет ничего в себе не скрывала.

И еще к вопросу об эмпатии. Не может быть взаимопонимания, когда люди мечутся по кругу - каждый по своему замкнутому кругу - личных проблем. А с ними, проблемами, на семинаре тоже что - то происходило. То ли оно коду - то улетучились, то ли становились другими - совсем не страшными, милыми, родными проблемками, которые начинают складываться в кирпичики, а ты поднимаешься по ступенькам из них и видишь чуть дальше, чем до сих пор, и начинаешь думать: а что там с другими людьми?

Прочувствовано было: пусть ненадолго, но порочный круг может быть разорван. Пусть он снова потом сомкнется, легче жить, зная, что он не всесилен. Пусть ненадолго, но многие из нас впервые за долгие годы вздохнули полной грудью и засмеялись здоровым смехом. А то, что было, и за полторы недели почти каждый пережил приступы депрессии, страха разочарования, во всем, плача, - так это нормально. Даже телу больно, когда с него снимают сильно врезавшиеся веревки. Инструктора называли это "отреагированием", они говорили (потом, правда:

- Как хорошо, что тебе плохо сейчас. Это значит, что оно плохое, от тебя уходит.

И как - то спокойно начинаешь осознавать: плохое опять может прийти, когда ты будешь в "миру", (выражение - спонтанно возникшее среди семинаристов, принятое для обозначения будничной жизни), но легче жить, зная, что ты сможешь от него освободиться, раз уже смог однажды. Это - как открытая форточка в душном зале: подойдешь, подышишь, легче станет. И легче от того, что знаешь теперь возможны человеческие отношения между людьми - путь даже в таком "лабораторном" виде. Главное, что они в принципе возможны.

ИНСТРУКТОРА, ИЛИ "ЭТО ХОРОШО" Что мне очень понравилось, так это когда нам предложили (по желанию с снятия стереотипов) называть и их, инструкторов, и семинаристов, по именам, невзирая на возраст. Поэтому без отчеств их и перечислю: Алим Тытарь (он руководитель семинара, кандидат технических наук, заведующий отделением прикладной психологии Всемирной Лаборатории и т.д.), Лена Тытарь, Володя Кутерницкий, Боря Курганов (г. Таганрог), Валера Сербин и Наташа Прудная (г. Николаев), Витя Загнибеда и Лариса Кмец (г. Киев), Илья Брейман и Витя Ковалев (г. Ростов - на - Дону). Приезжала также группа социоников из Киева. Есть еще ребята из Москвы, Ленинграда, но на этом семинаре их не было.

Наши инструктора, как только могут, открещиваются от экстрасенсорики и называют себя - кто "психоэнергетиками", кто прикладными психологами", кто просто психологами. Постоянно демистифицируют все навязанное нам газетами, журналами и выступлениями белых и черных магов. Это все нормально, это не "экстра", работайте над собой, и у вас это тоже будет, говорят они. Не навязывают нам ничего своего: хотите - принимайте, хотите - нет. Открыты для дискуссии, критику не только выслушивают спокойно, но и сами вызывают на подобные разговоры. Подчеркивают: с вами никто ничего не делает, вы все делаете сами, мы только помогаем. Мы такие же люди, как и вы, просто прошли больший путь, у нас были такие же проблемы, как и у вас, просто у нас наработана методология их решений.

Да и этого они не говорили бы, если бы семинаристы, с третьего дня, не начали закидывать их вопросами.

- Кто вы?

- Что вы за люди? Господи, какие люди!

- Что вы с нами делаете? Мы же стали совсем другими! Как мы потом будем жить без вас?!

Через несколько дней подобные вопросы уже не звучали так часто: этим людям просто поверили и полюбили их.

Из высказываний семинаристов:

- Кто меня поразил в первый же день, так это инструктора, какие они открытые по сравнению с нами!

- Мы для них то, что для учителя - первоклассники, которым надо приоткрыть глаза, и мы станем другими - нормальными людьми. С другой стороны и мы им полезны (я не имею в виду корысть) - общаясь снами, обучая нас, они и сами учатся.

- По - моему, для них такая жизнь - естественна. (Скорее всего, это правда, когда мы спрашивали, всегда ли такая атмосфера получается на семинарах, или это только наш такой, они скромно отвечали: всегда - М.Ю.). Нам же слабо, мы же зациклены на своих проблемах. А они - сколько внимания нам было!

И очень хорошо, что все инструктора такие разные. Мне кажется, они с самого начала определяют кому их семинаристов именно он, этот инструктор, может больше всего помочь.

Вот это тоже очень важно - большое количество инструкторов и их "разность". Речь идет, наверное, о совместимости, многие говорили об ощущении комфорта в присутствии того или иного инструктора.

Мы их полюбили всех, вместе, но кому - то больше всего оказалась нужной Лена, кому - то было легче высказаться Илье, кто - то хорошо чувствовал себя с Витей или с Валерой, с Наташей, Борей или Володей.

Для полноты картины нужно сказать, что было и такое мнение: наполеончество, игра, эксперименты на кроликах. Но я этого в них совершенно не увидела.

Меня вопросы об инструкторах мучали долго - когда вспоминала, что нужно писать. Кем надо быть, чтобы так принимать наши проблемы, слушать бесконечные излияния печали или восторгов, которыми мы спешили поделиться с ними, особенно в первые дни, по поводу ярких цветов, которые били увидены в медитациях, образов, ощущений и т. д. ? Потом эти восторги приутихли, когда эти восторги стали более привычными для нас, и процесс пошел глубже. А они? На каждом семинаре выслушивать одно и то же! Только в Николаев они приезжали три раза. А за время деятельности их группы таких семинаров, но разных уровней (всего ими наработано 4 уровня), было по Союзу девять.

Как ни бомбардировала я их вопросами - так почти ничего и не поняла. Но чуть - чуть прояснилось:

- у них тоже есть свои проблемы, но они какие-то не такие, как у нас. Есть среди них те, у которых проблемы, подобные нашим еще сохраняются. Что, кстати, здорово видно особенно под конец семинара;

- у них тоже есть свои слабости, у них тоже не все получается, но относятся они к этому по-другому;

- им тоже бывает плохо, особенно к концу семинара, но опять-таки - и плохо по-другому, и выводят себя из этого состояния по-другому.

А вообще-то, к черту анализ! Он только разъединяет людей. С ними - просто здорово, хорошо с ними, уютно с ними. Особенно, когда отбрасываешь все вопросы типа "кто они?" и принимаешь их сердцем, просто, как родных людей, а не инструкторов. Научиться бы так ко всем относиться, а не только к ним и семинаристам, тоже ставшим родными, - вот задачка, похлеще ранних проблем.

И я знаю только одно: в сентябре, когда они приедут к нам на семинар второго уровня, им будет и труднее, и легче. Легче - потому, что мы уже немного знаем их язык, нам не надо объяснять азы. Труднее - потому, что очень уж хорошо было на первом семинаре и от второго ожидается то же самое или большее, а большие ожидания всегда чреваты...

Но недаром же мы провели с нашими инструкторами столько дней. Мы знаем: и случится то, что должно случится, ни больше, ни меньше. И все это будет хорошо. "Это хорошо" - любимое выражение Лены стало у нас притчей во языцех. Сначала мне казалось это не больше, чем психологическим приемом. Потом однажды поняла: это действительно хорошо. Что это? Все-все, что происходит с тобой на семинаре, но только в том случае, если ты работаешь. Тружеников они любят.

Тут и подошла к самому сложному, а что же с тобой происходит на семинаре?

ЧТО ПРОИСХОДИТ? Газетный материал не дает возможности описать все в подробностях. Иногда минуты на семинаре стоили того, что было прожито за год.

Как в нескольких словах рассказать, что ты начинаешь практически ощущать, что нельзя злом отвечать на зло, даже не предпринимая внешних поступков, но так, чтобы и внутренних, душевных движений в том же ключе у тебя не возникало. Когда-то мне это казалось слюнявой метафорой: как это так - мне делают зло, а я нет? Злые импульсы резонировали друг с другом - получался замкнутый круг, и всем было плохо. Потом стало так плохо, что умом поняла: действительно надо не отвечать, самой же хуже. Понять-то поняла, а как это сделать - чтобы даже не чувствовать плохое, не знала. На семинаре вдруг поняла, а потом попробовала, и получилось - раз, другой, третий. И главное - какое ощущение свободы от этого. Не тебя несет по кругу, а ты проходить сквозь него легко, с сочувствием понимая, что этому человеку пока не удалось вырваться и плохое, идущее от него, а потом возвращающееся, - его проблемы и нечего тебе замыкать этот круг.

Но чтобы рассказать, как это вышло, нужно минута за минутой написать обо всех днях. Чтобы рассказать, как решались личные проблемы (тоже когда-то, еще до семинара один знакомый психолог мне сказал с улыбкой: проблем нет, есть твое отношение к проблемам: а тут на практике своих внутренних переживаний в этом убедилась), снова надо с самого начала раскручивать весь семинар. То же самое - про то насколько проще не скрывать себя от людей, боясь, что увидят чего не надо, теряя при этом уйму сил, а раскрыться, и если, увидя мое слабое место, они ударят по нему, так это их проблемы, не мои. Если сожмусь - будет больно, расслаблюсь, выровняю себя не почувствую желания дать ответный удар - пройдет, как будто насквозь, не задев, и не нужно никаких энергетических защит, которым учат экстрасенсы. То же самое - про то, как доходит, казалось бы, неожиданно - что теперь мне не так важно любят ли меня, что мне теперь важнее, чтобы я любила. И снова - степень внутренней свободы благодаря такому мироощущению несравнима с досеминарской. Предвидя вопрос: "ну и как получается, когда вернулась с семинара?", и забегая вперед, скажу: далеко не всегда (это особенно трудно с самыми близкими), рецидивы случаются, но я уже знаю, что "я это могу" и как хорошо на душе, когда получается - возникают ощущения спокойствия, неуязвимости, свободы от порочного круга, в который пытается запихнуть тебя жизнь.

И именно из-за того, что об этом трудно, почти невозможно написать, остановлюсь просто на некоторых эпизодах попроще, внешне, казалось бы, не связанных с тем, что было сказано раньше.

ЧЕМ МЫ ЗАНИМАЛИСЬ Нас поделили на три группы: в третьей были медработники и побывавшие на курсах экстрасенсов. С каждой группой работала группа инструкторов, потом они менялись. Медитативный бег, Ци - гун, лекции, пневмокатарсис и другие были общими.

Утро начиналось с небольшой разминки и медитативного бега. Их проводили Алим и Валера. Удивление - что так легко бежится 5-6 кругов. Когда во время бега сосредоточиваешься, то на середине подушечек пальцев, то на большом пальце, то пытаешься представить, как бежит твой скелет, а рядом скелеты твоих друзей, то как в центре Земли работает мощнейший насос, выкачивающий из тебя все плохое, а назад возвращается в переработанном виде - хорошее, то как чистишь своими добрыми мыслями, чувствами город, Украину, страну и т. д. До Вселенной, то не чувствуешь ни капли усталости и напряжения. Внутри - спокойствие, радость, благодарность, что есть эта Вселенная, этот город, люди и ты сам. Чувства такие - тоже шаг к пониманию, что есть все это.

Ци - гун вел Володя Кутерницкий. Первый раз первые 15 минут ощущала перед собой какую - то красно коричневую шершавую стену раздражения. Прозанимавшись всю жизнь европейской гимнастикой, с ее динамичными, быстрыми, силовыми движениями, мне трудно было унять нетерпение в мышцах и делать все плавно и замедлено. Потом в этой стене я почувствовала щель. Еще через пять минут меня плавно пронесло сквозь нее, - и как же там было хорошо! Такого умиротворения я не чувствовала еще никогда. Не надо себя давить, с усилием разминать: гнуть, эти чудные движения - с золотым шаром, красочная радуга, в центре озера грести на лодке, плывущие облака, водоросли, поглаживание гривы дикой лошади - текли из меня, как будто давно во мне были. С каждым днем Ци - гун доставлял все большее удовольствие, все чище и ярче видела цвета перед собой, когда закрывала глаза.

Аутогенные тренировки и медитации проводила Лена. Я научилась расслаблять свои мышцы, успокаивать "внутренний дребезг", стала лучше представлять цвета, образы. Но удерживать их не всегда удавалось, так же, как и не всегда удавалось полностью убрать ментальный шум - скачут мысли одна за другой. Но они стали несравненно более спокойными, научилась их не разворачивать. Это мне - тренировка на долгое время, главное - знаю, как, по какой методике мне нужно над собой работать. У тех, у кого эта проблема не стояла так остро, восприятие появляющихся потом в медитациях образов, ощущений, образов - картин было гораздо чаще. Так что успокоение чувств и мыслей - дело чрезвычайно важное. Как сказал нам Володя: только спокойная вода отражает мир адекватным образом.

Это тоже относится к вопросу об эмпатии: пойди, пойми что - нибудь в окружающем, когда у самого в душе и голове круговерть.

На это же были направлены и медитации, и другие упражнения. Мне особенно некоторые понравились: мысленно вытянуть палец до какого - либо отдаленного предмета, потрогать каков но на ощупь, потом проверить насколько ты этот предмет понял. Опустить себя в свой указательный палеци из пальца посмотреть в мир: каков он.

"Личностная дистанция". Лена идет к человеку, стоящему с закрытыми глазами. Когда он почувствовал изменения в себе? На каком расстоянии в это время была от него Лена? Вот там и начинается его "личностная дистанция". Еще было интересно: все стали в круг, глаза закрыты. Лена - в центре. Она, не сдвигаясь с места, спрашивает: к кому я подхожу? Так "подходила" к нескольким людям. Потом я почувствовала в грудь меня что - то толкнуло - несильно, в сердце - стукнуло один раз громче обычного, в ушах заложило, но стою, молчу. Потом, как что - то жаркое со мной и в горле давит. Открываю глаза и робко говорю: это, наверное, ко мне Лена вздохнула: я к тебе уже десять минут стучусь.

Разбились на пары. У В. и А. Так было. В. говорит: как только к ней не подходил огнем охватывает за 5 шагов от нее и все. Мы с Л. вышли в коридор, чтоб никто не мешал. Закрыла глаза, увидела светящуюся фигурку, потом эта фигурка начала медленно поворачиваться, я сделала то же самое и говорю: мне кажется, ты просишь, чтобы я повернулась. Л. от радости, что получилось, чуть не запрыгал: я ж тебе и говорил это про себя!

Работа с вниманием и образами помогла мне в том смысле, что я, зная свои слабые места (внимание - как лодка в бушующем море), и раньше читала кое - какую литературу по тренировке внимания, но ничего путного из этого не выходило. На семинаре же я смогла разобрать с инструкторами трудности, которые у меня возникают, и получить практические рекомендации, как с ними справляться. Этих советов по работе над вниманием хватит с головой не на один месяц.

Экспертно - операторский режим мало у кого получился. К нему вела цепь подготовительных упражнений: танец в круге, сам по себе, кто как хочет, танец за ведущим - станцуй его эмоции, танец в плотном кольце - почувствуй всех. "Девочки" - эксперты с закрытыми глазами, не дотрагиваясь ладонями, исключительно на основе внутренних ощущений выбирают себе "мальчиков". Потом танцуют вдвоем - эксперт с закрытыми глазами должен повторить тоже самое, что делает сзади него оператор.

У нас не получилось, зато могли видеть, как это делали инструктора. Потом получалось и у семинаристов и инструкторами. Выглядит впечатляюще, а если еще и танцевать умеют, как Наташа и Илья, то с ума сойти можно, как это красиво.

Пневмотатарсис или "реберсинг". Если перевести, то - очищение дыханием или второе рождение, перерождение. Тут я останавливаюсь и думаю, как же быть? Рассказывать обо всем, что видели, слышали и чувствовали во время сессии "реберсинга" - есть риск напугать читателя. Ведь нас к этому вели, мы уже все воспринимали спокойно. А не рассказать нельзя. Да и самые острые ощущения были именно в сессиях, именно после первой ( всего было три) многие стали глубже включаться в процесс.

Внешне методика простая (но ею ни в коем случае нельзя заниматься самостоятельно). Лежи, завернутый в одеяло, дыши, как можно глубже и интенсивнее. Дыханию помогает музыка. Что бы не происходило - не пугайся, инструктора - десять человек - все рядом, смотрят за всеми. Будет больно, все равно дыши, постарайся продышать больное место, что хочется делать руками, ногами, головой, телом - делай, хочется смеяться - смейся, хочется плакать - плачь, это все будут выходить стрессы. Если уж совсем невмоготу будет дышать, полежи просто, потом снова начни. Что увидишь, услышишь - это обозначатся твои проблемы. Итак - часа два.

На первую сессию я шла с интересом - начиталась о методе, Дышать было больно - руки, лицо сводили судороги (нас об этом тоже предупреждали, поэтому я не испугалась). Потом и руки, и ноги стали делать какие - то движения, я им не препятствовала. Заболели верхние, шейные позвонки - ничего, думаю, продышу. Затем мне показалось - я в каком - то запутанном клубке, это все мои проблемы - ничего не разобрать. Захотелось поплакать, поплакала немного, и вдруг вышла из клубка и меня смех разобрал, смеялась над тем , над чем только что плакала.

После первой сессии осталась какая - то неудовлетворенность, чувствовала, что ни боль не продышала, ничего из меня еще не вышло. И хоть было больно, вторую сессию ждала.

После сессий проходили обсуждения. Тоска, страдания, муки, одиночество, неудовлетворенность собой, жизнью - вот, что выходило из нас. Кому - то на первой же сессии удалось почувствовать муки рождения, кто - то видел ярчайшие , как живые образы мужчин, женщин, детей, Христа, другие ощущали себя животным, птицей, песчинкой, пространством. И все это в абсолютно здравом уме, но в состоянии "измененного расширенного сознания". Сбросить с себя груз собственного "я", ощутить себя чем -то : кем -то другим - это тоже шаг к эмпатии "и миру".

ПРОРЫВ Утро - легкость, свежесть, бодрость, ликование.

Медитативный бег - все получается, настроение повышается до критической точки.

После завтрака - Ци - гун. Это - покой, умиротворение. Ярко представляю цвета, воображаемое дерево, с которым мы в конце должны постоять в обнимку. Чувствую запах этого дерева, шершавость коры, входу в состояние настолько, что могу простоять "обнимая" дерево, хоть час.

Позже к хорошим ощущениям и к "вареву внутри" добавляется неудача работы в экспертно - операторском режиме. Подступает депрессия. Плачу в комнате в течение двух часов. Надеясь, что выплакала все, иду на занятие, только гайка осталась в горле.

Практическое занятие - каталепсия ("одеревенение"). Состояние крайней нервозности - до зубовного скрежета. Все легко "деревенеют". Моя очередь. Я встаю. Мне кажется, что инструктор, который должен мне помочь "одеревенеть", недоволен, что он должен это делать. Меня прорывает. Я захлебываюсь слезами. Думая, что это скоро пройдет, забиваюсь в свой угол, заворачиваюсь с головой в одеяло, еще надеясь, что сейчас успокоюсь и приму участие в занятии. Но слезы бегут еще сильнее, еще горше, главный нарыв наконец - то прорывает. Не знаю, может быть если б не недовольная Витина "физия", меня и не прорвало, так что - то бы и осталось. Это "что - то" я выплакала, вот когда у меня не было никакого ментального шума - ни единой мысли, ни единого слова, просто выливалось - горькое, тягучее, густое. Сколько часов это продолжалось, я не знаю. Пока я изображала ивушку плакучую, другие успешно становились "березами, дубами, тополями и т. д.". Потом я затихла, слез уже не было, и вообще ничего не было - ни мыслей, ни чувств, ни ощущений. Посреди моей тишины внутри прозвучал вопрос: а чего ты, собственно говоря, плачешь? От того, что у Вити был такой недовольный вид. Не так, раньше. От того, что не получилась работа в экспертно - операторском режиме. Не так, еще раньше. Что ничего не получается. Неправда. И меня так стегануло - да мне жаль! Жаль расставаться со своими проблемами! Я с ними срослась, они стали мною, мне в них уже, оказывается, удобно! Это же, как разношенные домашние тапочки - каждую твою любимую мозоль мягенько, этак, обнимают. А их проблемы эти, от меня отрывают, кожа сдирается вместе с ними, мне холодно, непривычно, голо! Что я буду без них делать? Я думала, что боюсь их, а я их люблю. Они мне столько дают - возможность пожалеть себя, похныкать, повздыхать о "сложностях внутренней жизни", не заметить чужого страдания, " не до него, с собой бы разобраться". Меня это так поразило, что я оцепенела, и снова наступил полнейший штиль.

Откуда - то из глубины начали выплывать картины - знакомые мне люди, прожившие полвека и больше, с проблемами, наподобие моих. Но эти люди были не такие, как обычно. С их лиц, как будто сняли все маски, завязки, по ним читалось абсолютно все нутряное. Меня охватил ужас. И ты хочешь к этому прийти? Вот так прожить? С 20 до 50 с одним и тем же, когда ничто темное не уходит, а только прибывает? Убери сейчас все , что прочитала по их лицам, - что от них останется? Когда оно существует вот так, не преображаясь, не переделываясь - оно только разъедает нутро. В нем - бездна, гибель, жуть. Убери их непереработанные несчастья, 40, 30, 20, 10 - летней давности, что останется? Ты этого хочешь? Ты же себя увидела, какой ты станешь через двадцать лет. Так рваться из порочного круга, так мечтать о свободе, о нестесненном дыхании и когда к тебе пришли на помощь, вернуться добровольно в тот же круг? Пусть над ним есть еще один, а потом еще и еще. Но ведь и зазоры между ними есть!

  И я знаю уже, чувствую, что с каждым разом эти зазоры становятся все шире, и те круги уже не так крепки, потому что человек становиться сильнее с каждым преодолением. Если не преодолевать, будешь только опускаться, не замечая этого, туда, где кольцо сжимается все крепче. Ты этого хочешь? Ответа мне давать уже и не нужно было - им была моя реакция на страшные живые портреты людей - мою перспективу. Хватит, этого я уже напробовалась. Ничего, кроме мрака и безысходности, там нет. Пора выбираться к свету.

Я еще посидела тихонечко, вслушиваясь в свою безмятежность и выглянула из-под одеяла наружу. Все занимались своими делами. Впервые в своей жизни я не переживала , что так сорвалась. Какое - то отстраненное спокойное созерцание людей и себя среди них, понимание, что сделала им неприятное своими слезами, и не разъедающая душу вина, когда ничего не изменить, а спокойное знание, что это - урок на будущее, постараться изливаться где-нибудь в одиночестве.

И когда мне было сказано несколько фраз, от которых я бы раньше вспыхнула, впервые в моей душе не поднялось желание отплатить той же монетой. Но, господи, до чего же это было хорошо!

На третьей сессии пневмокатарсиса я продышала все чакры (энергетические центры), особенно старалась с вишутхой (находится у щитовидной железы). У меня эта беда с детства - как начинаю волноваться, слова сказать не могу, горло сдавливает. Потом ощущение, что рожать начала, только грудной клеткой, какой-то песок горячий, раскаленный из ребер выходил, настоящие схватки в горле ощущала. Мучалась, но все равно знала, выведу песок, как бы тяжело ни было дышать. И, правда, вышел, так легко в груди стало. Я уже ничего не делала, грудь сама дышала. Потом пришло чувство, что я парю, и вдруг, будто в копчик кто-то сунул горячую головешку, огненный столб пробежал по позвоночнику и растекся по плечам. Меня выгнуло в мост и затрясло...

Потом мне объяснили, что это пошла Кундалини (свернувшаяся в 2,5 оборота "змейка" энергии, находящаяся в копчике). После сессии дышалось, как дышала только в детстве. А чувство такое - будто на свет заново родилась, все такое родное, близкое, любимое...

КАК МНОГО ОСТАЛОСЬ НЕРАССКАЗАННЫМ К сожалению, нет возможности написать обо всем. О том, сколько было смеха, хохота, веселья, особенно, когда кто-то выдавал что-то типа: "залез в палец, сижу, все хорошо, только в затылок ноготь давит", или: "увидал святого, хотел спросить: "Как вы тут на окладе?" - такого было уйма, в пору фольклор собирать. О потрясающих ощущениях, которые доставила Кундалини - медитация, о хождении по горящим углям, о лекциях, о наших разговорах, об одиннадцатом дне, на который остались все. Кое о чем, я б не сказала, даже если бы было место - все равно не поверите. Но рассказы нескольких людей об "их" семинаре, я должна, хотя бы вкратце передать.

О. 38 лет:

Я ожидал, что дадут нам какие-то навыки, выдадут информацию на лекциях. Два дня не мог понять, чего от меня от всех нас хотят. Начал что-то понимать, когда нам дали почувствовать поле - я его ощутил! Позже начал осмысливать - и то, что раньше со мной было, и что на семинаре. Раньше если говорил о своих проблемах с человеком, удовлетворения не получал от разговора, все проблемы так и оставались. Здесь впервые почувствовал они куда-то уходят. Даже иногда не разговариваешь, а становится хорошо. В студенческие годы информация в меня с трудом входила. А тут - все легко, все, что на лекциях рассказывали.

Я еще вот, что понял. Мы, люди гораздо ближе друг к другу, чем кажется. Думал сначала они - директора, начальники боялся открыться. Потом смотрю - так хорошо открыться, легче становиться. Раньше, от - того, что мысли вертятся, все из рук валилось, сейчас мысли плавные, размеренные, и дела как-то легко решаются.

На Кундалини - медитации меня поразило, что на таком маленьком пространстве человек двадцать танцуют с закрытыми глазами и не сталкиваются. Как только подумал об этом, тут же столкнулись. Когда отключался и танцевал - все получалось.

Перестал раздражение к людям испытывать. На прощание сказал спасибо, что мне глаза открыли, такое на сердце было. Алим понял, что я хотел сказать...


 А. 34 года:Я приехала на семинар со своими проблемами, зажатостью, скованностью, недостаточно хорошим умением общаться. Ехала с надеждой измениться и знала, что приложу максимум усилий для этого, только пусть помогут. Мне хотелось на время оторваться от мира, чтобы понять себя - не в той роли, которую я исполняю в жизни, а просто - что такое я? Мне кажется, что женщине это особенно трудно - быть самой собой, все время нужно подстраиваться - под мужа, детей, чтобы им было уютно, а это бесследно для женщины не проходит. Мне хотелось копнуть - что мое действительно, а что наносное?

От первого же медитативного бега я получила блаженство, удовлетворение. Обычно мой предел - два круга. Здесь я спокойно пробежала шесть кругов, и даже ничего не болело, вроде еще бы пробежала. Тихий восторг, что я могу.

И цвета, образы на занятиях я сразу увидела.

Когда начала пневмокатарсис, у меня затуманилась голова, судороги пошли по рукам и лицу, страшная боль. То холод, то жар, ломка, страдания. Физические ощущения - жуткие, мне казалось, из этих бесконечных судорог выйти невозможно. На меня навалилась такая безысходность, я начала рыдать. Потом пошли видения. Я простираю руки к сыну, вымаливаю у него прошения. Мой ребенок весь светился. Он сказал: мамочка, все хорошо, все в порядке. Эта проблема должна была обозначиться, меня все время угнетала вина перед моим ребенком, все казалось, я мало делаю для него. Я поняла, что проблема, утрирована мною самою, что ребенку хорошо. Мне удалось полностью эту проблему разрешить, но стало гораздо легче.

Это было - как заново родиться. Я испытывала муки рождения. Колени поджала к подбородку, меня опрокинуло набок. Потом отпустило. После пневмокатарсиса я впервые в жизни испытала такую легкость, невесомость, бестелесность, блаженство - невозможно высказать словами. Благодаря этой ломке я поняла, что дело не в окружении, а в том, как ты к нему относишься. Прежде я готова было обвинить весь мир в плохом отношении к себе. А в этот раз, когда мне было плохо, я увидела, что от людей идет добро, каждый занят своими проблемами, а не тем, чтобы мне сделать зло. Мир - это ты сам, он во многом зависит от тебя. Если бы я давала волю своему плохому настроению, я тут же вызвала бы на себя то же самое.

С. 39 лет:

Я приехал, чтобы сменить обстановку, отдохнуть. Работаю я дома. Круг постоянных контактов - узкий. Особых иллюзий не было. Понятно, что за десять дней никто ничего особенного не выучит.

Первый поворот произошел на первом реберсинге. Каким - то образом изменяется все существо. Я испытал рождение - внутриутробное состояние, появление на свет.

И судороги были и боли. Но потом - радость бытия, ощущение, что все стало на место. Раньше воспринимал мир, как нечто нелепое, несуразное, после этого он показался мне ближе и роднее.

Раньше цели не было, будущего не было. Тянуть лямку, детей вырастить, пораспихивать, а там уже и место в Мешковке искать.

Та атмосфера, которая сложилась на семинаре - так это и есть самая естественная атмосфера для людей. Мы же - кастрированные духовно люди, нам вдолбили, что основополагающие принципы в любой религии - любовь, добро - это плохо. На семинаре знание проходило через сердце и становилось пониманием.


--------------------------------------------------------------------------------

Жаль, что нет у меня возможности в подробностях передать красочные рассказы - как люди научились входить, растворяться в образах животных, птиц, деревьев, голографических форм, цветов, как переживала ощущение настоящих полетов, как видела светлые лики, какие сложные духовные движения происходили в них самих. Кто- то прошел путь значительный, кому - то просто удалось сбросить груз, кому - то было больнее, кто - то переживал спокойнее.

Вот, что говорили семинаристы на прощанье, когда обменивались адресами и телефонами:

- Я чувствовала себя гвоздем, вбитым в доску по шляпку. Теперь как перышко.

- Я был скептиком. Теперь - ярый сторонник. Нашел ключ к самому себе, появились силы, которые дают перспективу в жизни.

- Испытываю бесконечную благодарность за тепло и заботу. У меня было постоянное психическое напряжение. Теперь не так болезненно ощущаю то, чем раньше страдала.

- Все перевернулось. Я работаю с людьми, был постоянно закрепощен. Теперь все по - другому.

- Я стал терпимее к людям, узнал, что они гораздо добрее, чем я думал.

- Каждый взял себе то, что ему было нужно. Мои надежды Оправдались не полностью, моя картина мира не изменилась. Но в общем семинар прошел успешно. Сейчас важно не вернуться в свою жизнь с той же ролью, что было, оставить воздействие семинара, идти с ним в мир.

- Наша жизнь - вечный бег. А тут мы вырвались, остановились, посмотрели вокруг.

- Не подозревал, что во мне есть то, чего я о себе не знал.

- Вначале я думал, что нас очередной раз надувают. Но мир открылся в другой плоскости. Попробую музыкой выразить свои ощущения.

- А что потом?

Этот вопрос задавали себе все. Все зависит от нас.

Судя по тому, как все рвутся друг к другу и приходят на занятия в клуб, который мы теперь создали, большинство выбрало третий путь. Попасть в клуб (если вы не муж, я не жена участника семинара) можно только после семинара.

Планы большие, и помимо клубных дел, будут готовиться инструктора для стационарного центра в городе Николаеве, создается школа эйдоса, есть намерения проводить трех, семидневные и двухнедельные семинары для родителей с детьми с программами по оздоровлению, психорегуляции и эмпатии.

Сейчас в Николаеве проходит еще один семинар первого уровня, а в сентябре планируется провести семинар второго уровня.

Последнее, но очень важное.

Одним из организаторов семинара было николаевское малое предприятие "НиМФа" (директор - Владимир Семенов). Так вот, для тех, кто считает, что на таких семинарах деньги гребут лопатой. Несмотря на высокую плату за семинар "НиМФа" практически вышла "на ноль", не получив никакой прибыли (аренда за гостиницу, спортзал, сауну, бассейн, питание, зарплата инструкторам и налог). Если возникают вопросы, чего она "НиМФа" так себя ведет, обращайтесь к Владимиру Семеновичу или его заместителю Кариму Ботнарину. Последний, кстати, тоже был на семинаре. Им все проверено на себе.

Вместо заключения.

На семинаре  случайных людей не бывает - говорили инструктора. Я думаю - их и не может быть. В жизни ведь тоже не бывает случайных людей, все зачем-то появились в ней. Просто все бесконечно устали от недоверия, непонимания, нелюбви - к себе и к другому.

Нет, вывод все-таки один: пора выбираться к свету.

Вместе - легче.

 

 
 
Последние комментарии