Последние новости
 
Популярные статьи

Личностный тренинг "Путь сердца". Аппаратурный БОС-метод саморегуляции по кардиосигналу

Печать
АвторТытарь Е.Т.,Тытарь А.Д.  

Исследования в институте HeartMath (IHM) , США, позволили прояснить, как сердце связывается с мозгом, влияя на обработку информации, восприятие, эмоции и общее здоровье человека.

Было также замечено, что сердце действует так, как будто оно имеет собственный разум, и оказывает сильное влияние на то, как мы воспринимаем внешний мир и отвечаем на его воздействия. Казалось, сердце воздействует на интеллект, влияет на чёткость мышления, творчество, эмоциональный баланс и общую эффективность деятельности. Оказывается, сердце вовсе не обычный насос, а сложный самоорганизованный центр обработки информации, со своим собственным функциональным "мозгом", передающим информацию и влияющим на головной мозг через нервную систему, гормональную систему и другие системы организма. Эти влияния сердца и определяют качество жизни человека.

В 60-70-е годы ХХ в. Исследователями Дж. И В.Лэйси был обнаружен обмен информацией между сердцем и мозгом, который влиял на восприятие и реакции. Они обнаружили, что сердце, по-видимому, имеет свою собственную логику поведения, которая отличалась зачастую от общего плана действий автономной нервной системы. Казалось, что сердце посылает значимые сообщения в мозг, которые не только распознаются, но и исполняются. Ещё более удивительным было то, что вследствие этих сообщений менялось поведение личности. Вскоре после того нейрофизиологи открыли нервное соединение и механизм, при помощи которого сигнал, поступающий из сердца в мозг, может "угнетать" или "усиливать" электрическую активность мозга. Далее, один из пионеров нейрокардиологии, др. Дж.Эндрю Армор,представил в 1991 г. концепцию функционального "мозга сердца". Он сделал вывод, что сердце имеет комплексную внутреннюю нервную систему, которая достаточно сложна, чтобы её можно было рассматривать как отдельный "маленький мозг". Мозг сердца - это внутренняя сеть нескольких типов нейронов, нейропередатчиков, белков и поддерживающих её работу клеток, похожая на аналогичные сети мозга. Её завершённая схема позволяет ей действовать независимо от головного мозга - учиться, запоминать и даже воспринимать и ощущать.

Ещё один аспект связи "сердце - мозг" был открыт исследователями гормональной системы в 1983г.: был выделен гормон, производимый сердцем, который оказывает большое влияние на сосуды, почки, надпочечники, а также на мозг. Было также обнаружено, что сердце выделяет окситоцин, обычно называемый "любовным" или "связующим гормоном", который играет большую роль в продолжении рода, лактации а также - в познании, терпимости, приспособлении, регуляции сложного сексуального поведения и установлении устойчивых связей в личностных отношениях. И - что удивительно: концентрации этого гормона так же велики в сердце, как и в мозге. Все эти открытия помогают лучше понять основные физиологические процессы, объединяющие разум и тело, разум и эмоции.

Можно сказать, что почти все известные нам традиции противопоставляют сердце и разум, мышление и чувство. Эти противоположные аспекты души, как их называли древние греки, описывались как непримиримые враги в борьбе за управление человеческой психикой. Так, Платон считал, что эмоции похожи на диких лошадей, которых должен оседлать разум, а христианская идеология практически ставила знак равенства между чувствами - и грехами, искушениями, которым необходимо противостоять волей и логикой. Йогическая традиция также призывает к обузданию чувств и развитию бесстрастия как аналога освобождения. То же можно сказать и о буддийских традициях, а также о суфийской в мусульманстве. Будучи понятыми буквально, такие установки не раз приводили своих простодушных адептов к печальным следствиям. Современная психология и психиатрия, начиная со времён З.Фрейда, обнаружила, что подавленные эмоции очень жестоко мстят за себя - неврозами, психозами, шизофренией, неврогенными параличами... Кроме того, эмоции ведь не всегда негативны и не всегда противостоят рациональной мысли. В настоящее время исследование эмоций приняло несколько новое направление - как в неврологии, так и в психологии. В целом его можно было бы обозначить как исследование возможностей гармоничного, когерентного взаимодействия эмоций и интеллекта, чувств и разума в жизни человека, и роли такой когерентности в улучшении общего качества жизни. Так, невролог А. Дамасио заявляет о рациональности эмоций в своей книге "Ошибка Декарта", где он подчёркивает важность эмоций в принятии решений. Он указывает на то, что пациенты с повреждением мозга в зонах, объединяющих эмоциональные и когнитивные (интеллектуальные, познавательные), не могут нормально функционировать в повседневной жизни , хотя их умственные способности остаются абсолютно нормальными.

Другой исследователь, Д.Голман, в своей книге "Эмоциональный интеллект" , завоевавшей огромную популярность именно благодаря новому взгляду на старую проблему отношений ума и сердца, говорит, что преобладающая точка зрения, рассматривающая человеческий интеллект только лишь как интеллект мозга, слишком узка, поскольку игнорирует целый ряд человеческих особенностей, связанных с областью чувств, и имеющих равное, если не большее, значение в определении наших успехов в жизни. Он строит основу для огромной, нерассмотренной ранее области интеллекта, названной им "эмоциональный интеллект", которая основана на таких понятиях, как самосознание, мотивация, альтруизм и сострадание. По Голману, именно высокий уровень EQ (эмоционального коэффициента), как противовес IQ(интеллектуальному коэффициенту), больше всего влияет на способность преодолевать трудности жизни.

Последние исследования подтверждают, что эмоции (жизнь "сердцем") и мышление (жизнь "головой") лучше всего рассматривать как различные, но взаимодействующие системы, каждая из которых имеет и свой собственный разум, или тип интеллекта., а ключом к успешной интеграции разума и эмоций является увеличение когерентности внутри каждой из них и приведение их в гармоничное состояние относительно друг друга. Что интересно, в мозге связь между этими системами и так существует, но число нервных связей, идущих из эмоциональных центров в познавательные (когнитивные), значительно больше обратных соединений. Теперь понятно, почему чувства часто сильнее разума, но, когда эмоция пережита, осознанна, она становится сильным мотиватором будущего поведения, влияющим на действия, отношения и важные достижения. Эмоции могут с лёгкостью вытеснить мысли, но не другие эмоции из повседневной жизни, а вот мысли не могут так же быстро вытеснить эмоции из своей, "ментальной территории". И, как все мы знаем, наиболее неприятные, "извращённые" мысли, которые мы отвергаем, обычно возникают под сильным влиянием эмоций. На основе этого было сделано заключение, что вмешательство на эмоциональном уровне часто является наиболее эффективным способом воздействия на интеллектуальную деятельность. Результаты исследований в этой области показали, что уровень когерентности, то есть гармоничного взаимодействия, между разумом и эмоциями варьирует в широком диапазоне и может находиться в противофазе, в прямо противоположных состояниях, и в этих случаях человек соображает весьма плохо. Когда же синхронность восстанавливается, восстанавливается и способность к понятийной деятельности на всех уровнях: способностях зрительного и слухового восприятия, времени реакции, умственной активности, эмоциональных состояниях и чувствительности.

Это результирующее состояние было названо психофизиологической когерентностью. Оно ассоциируется с высокой производительностью, снижением стресса, повышением эмоциональной устойчивости и в целом - более физически здоровым состоянием организма. Исследователи выяснили, что сердце играет центральную роль в эмоциональном опыте, в то время как до этого считалось, что источником эмоций и восприятия является ответ мозга на внешний раздражитель, поступающий из внешнего мира. Таким образом, на наш эмоциональный опыт влияют такие подсистемы организма, как сердце, мозг, нервная, гормональная и иммунная системы, но сердце играет особенно важную роль. С каждым ударом сердце не только качает кровь, но и передаёт в мозг и остальные органы сложное отображение информации , объединяющей тело, мозг, эмоции и дух. Так, если человек живёт в окружении, которое постоянно вызывает чувство гнева или страха, скорее всего привыкнет к этим чувствам, к их нейронным и гормональным отображениям. Если же опыт человека основан на чувствах безопасности, любви и заботы, привыкает к этим чувствам и их отображениям. Если отображения ритмов сердца беспорядочны и некогерентны, что важно особенно для ранней стадии жизни человека, то мозг учится ожидать дисгармонию как основу, и полагает это нормальным состоянием, и в дальнейшем человек чувствует себя "самим собой", "комфортно" только в состоянии дискомфорта, стремится его создать любой ценой, в том числе ценой скандалов, паники и прочих неконструктивных ситуаций. Понятно, что разум здесь явно проигрывает- эмоциональные следы в сердце оказываются сильнее в формировании устойчивых реакций и поведения. Если же всё же разум получит контроль над эмоциями, борьба не будет закончена, поскольку путь к продуктивной и гармоничной жизни лежит только через создание устойчивого баланса между этими системами, и путь этот - путь сердца.

Здесь как-то само собой вспоминается, что американские индейцы, а также представители известных нам первобытных культур, да и развитых восточных тоже, удивлялись, когда узнавали, что у белого человека ум - в голове, а не в сердце. Для них именно пространство сердца, его "ум" был руководящим в жизни. Может, именно поэтому они так хорошо чувствуют жизнь (а мы называем это интуицией и прилагаем массу достаточно бесполезных усилий для её развития), и потому они так целостны, лишены мучительных внутренних конфликтов, когда "сердце не в ладу с головой"? Может, наша основная опора на "голову" - и есть наша основная проблема?

Не случайно, наверное, в нашем западном мире такую популярность завоевали медитативные техники работы с сознанием, которые успокаивают ум, снижают его активность и позволяют чувствам быть естественными. Оздоровительный эффект этих методов давно доказан. Сейчас же всё более популярными становятся методы, сочетающие в себе достижения западной науки и восточные психотехники. Хотя в научном мире и встречаются ещё точки зрения, что "мы имеем крайне слабую возможность прямого управления нашими эмоциональными реакциями. Любой, кто чувствовал поддельные эмоции, слишком хорошо знает их пустоту."(Леду,1996), появляются и довольно успешные работы по практическому "налаживанию контакта" между "головой и сердцем".

Если теперь вспомнить красивую метафору К.Кастанеды из его разговора с Доном Хуаном о "пути, имеющем сердце", то мы обнаружим там удивительно точное описание естественной душевной (и всякой другой - как следствие) жизни: путь, имеющий сердце, поддерживает тебя, и идти по нему легко. Путь же, не имеющий сердца, готов убить тебя сразу же, как только ты вступил на него, и идти по нему тяжело. Более того, мудрый индеец говорит, что в конце своей жизни он понял: все пути ведут в никуда, и смысл только в том, имеет ли твой путь сердце. Отсюда следует, что смысл нашей жизни - в том пути, которым мы идём, а здесь главное - следовать своему сердцу.

Наши исследования удивительным образом - хотя и косвенно, потому что аппаратурно - подтверждают эту идею. Наиболее чувствительным параметром, отражающим внутренние эмоциональные состояния и стресс, оказался показатель вариабельности сердечного ритма. Психофизиологическая обратная связь по вариабельности сердечного ритма сыграла здесь свою главную роль.

Наши исследования в области электрофизиологических коррелятов состояний саморегуляции по показателям вариабельности сердечного ритма показали, что есть три основных его показателя, свидетельствующих о том, как протекает процесс обучения саморегуляции у конкретного обучаемого. Это показатель централизации и показатели активности симпатической и парасимпатической нервной систем. Так, высокий показатель централизации свидетельствует о жёстком контроле состояния со стороны сознания, невозможности "сдаться", отдаться спонтанному процессу саморегуляции . Это характерно для людей с жёсткими установками сознания, склонных к манипулятивному поведению как по отношению к себе, так и к внешней среде. Центральная регуляция преобладает у них даже в ситуациях недостаточности информации при принятии решений в эмоционально значимой ситуации, при этом наблюдается подавленная активность парасимпатической системы (то есть они не в состоянии расслабиться), что чревато функциональными расстройствами уже на соматическом уровне. Активность симпатической нервной системы усиливается в поисковом поведении, при эмоциональном напряжении, в любой стрессовой ситуации. Активация же парасимпатической системы направлена на релаксацию, гармонизацию, повышение чувствительности, переход в режим самовосстановления.

В процессе обучения саморегуляции в наших экспериментах выявился также тип людей лабильных, у которых в ситуации с недостаточной информацией (когда ещё у них не был наработан паттерн расслабления) прежде всего нарастала активность симпатической системы, а затем постепенно включалась парасимпатическая система. Тип тревожных людей в этой ситуации демонстрировал в первую очередь повышение центральной регуляции и активацию парасимпатической системы, что влекло за собой излишнее мысленное моделирование текущей ситуации, не подкреплённое интуитивной оценкой соответствия модели ситуации её реальному прототипу.

И, наконец, выявился тип людей с развитой системой саморегуляции, у которых наблюдалась равномерная активация всех трёх контуров - с периодическим преобладанием одного из них.

Поскольку центральная регуляция указывает на преобладание (говоря образно) произвольной," головной" регуляции, её присутствие не позволяло человеку отдаться расслаблению полностью, когда только и возможны процессы спонтанной саморегуляции на всех уровнях - от соматического до эмоционального, потому что содержательно в головной регуляции всегда присутствует некий паттерн, контролирующий происходящий процесс. Интересно, что высокий уровень централизации в некоторых случаях сохранялся даже в случае высокой активности парасимпатики, то есть при достижении мышечно-сосудистого расслабления, если паттерн некоторого состояния сохранялся. Эти далеко не всегда осознаваемые своим хозяином паттерны и являлись, вероятно, у наших исследуемых вехами на "пути, не имеющем сердца", поскольку и субъективно отмечалось ими состояние беспокойства, напряжения, тоски или неудовлетворённости. (Подробный отчёт об этих экспериментах будет представлен в дальнейших публикациях).

Состоянию полной "отдачи себя" расслаблению (по любой из предлагаемых методик) соответствовало снижение в сигнале ЭКГ показателя централизации , причём активность симпатической и парасимпатической систем могла быть различной: если при низкой централизации была высокой симпатическая активность, это свидетельствовало о спонтанной внутренней перестройке путём переработки внутрипсихического материала (иногда даже не совсем осознаваемого); если же преобладала активность парасимпатической системы - наступало состояние глубокой релаксации, вплоть до парадоксальной фазы сна. Вероятно, именно такой паттерн вариабельности сердечного ритма соответствует состоянию спонтанной саморегуляции, при котором синергийные процессы самоорганизации идут без помех, что позволяет быстрее преодолевать кризисные состояния и подойти ближе к "пути, имеющему сердце".

Этот паттерн, предъявленный человеку в виде психофизиологической обратной связи, точно информирует его о том, что с ним на самом деле происходит, когда он думает, что занимается саморегуляцией. Такая объективизация позволяет ему вступить в реальный диалог с самим собой.

Интересно, что к подобным выводам о роли централизации пришли и другие авторы (Р.Х Гизатуллин, М.Е.Сандомирский и др.,"Анализ вариабельности сердечного ритма и его применение в психотерапии".- Здравоохр.Башкортостана,1998.№№5-6), которые пишут: "Децентрализация управления наблюдается при оптимизации функционального состояния, когда автономный уровень регуляции не нуждается в коррекции со стороны более высоких уровней, централизации - при стрессе".

В результате наших исследований в области электрофизиологических коррелятов процесса саморегуляции как синергетической самоорганизации (по показателям вариабельности сердечного ритма) нашим научно-практическим объединением "Синергия - исследование и развитие новых психотехнологий" был создан метод личностной коррекции с применением аппаратурных средств психофизиологической обратной связи, названный "Личностный тренинг "Путь сердца". Аппаратурный метод саморегуляции по кардиосигналу" .

Суть метода - помощь в выборе между направлением усилий на манипуляцию собой и внешним окружением в соответствии с некоей "правильной моделью" - либо направлением к самоотдаче потоку жизни, процессам самореализации. "Борьба" в этом выборе и "сдача" в пользу самореализации отображается в виде процентного соотношения степени влияния на сердечную активность центральной регуляции и автономного контура управления.

Поскольку автономный контур управления имеет две составляющих: активирующую и релаксирующую (симпатический и парасимпатический контуры), то одновременно появляется возможность отработки индивидуального стиля реализации внутреннего состояния вхождения в синергийное состояние, обеспечивающее новый уровень самоорганизации.


Метод включает в себя следующие основные фазы: 

  •       психологическую диагностику по кардиосигналу и психологическим тестовым методикам;

  •       обучение методам саморегуляции с использованием аудиопрограмм АТ и психофизиологической обратной связи по кардиосигналу;

  •       посттренинговое моделирование стрессовых ситуаций, с целью закрепления навыков саморегуляции и преодоления "ограничивающих убеждений".


Принцип работы с прибором "Синергия"продемонстрирован на примере аутогенной тренировки, рис. 1 и 2.


На верхних рис. 1а и 2а показана ритмограмма сердца и кривая характеризующая индекс психоэмоционального напряжения. Рис. 1 показывает динамику изменения психоэмоционального напряжения в процессе аутогенной тренировки в обычном режиме, человека, практикующего этот метод в течение 3 месяцев. На рис. 2 показана динамика снятия психоэиоционального напряжения после анализа с практикующим его субъективного опыта и динамики на Рис. 1.


Практикующий, осознав, что обозначает для него "сдача" процессу внутренней самоорганизации и переход от центральной регуляции к автономной, на следующем занятии гораздо быстрее получил положительный результат.

 
ПАКЕТ: 020320-225904; Комментарий: Аутогенная Тренировка 1
Дата: 20.03.02; Время: 22:59:04; Продолжительность: 1108 сек.; Кол-во интервалов: 1662

 ПАКЕТ: 020320-225904-

  рис.1 (а,б)

 

ПАКЕТ: 020323-122121; Комментарий: Аутогенная Транировка 2
Дата: 23.03.02; Время: 12:21:21; Продолжительность: 1089 сек.; Кол-во интервалов: 1733


ПАКЕТ: 020323-122121

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

рис.2 (а,б)

На рис1б и 2б показано, как изменилась степень влияния на ритмограмму сердца центральной регуляции и автономной системы регуляции (её симпатического и парасимпатического отделов).

Момент снижения психоэмоционального состояния определяется сменой преобладающего влияния от центральной регуляции к автономной.


 

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:


Защитный код
Обновить

 





Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация
Последние комментарии